Авторизация

E-mail:

Пароль:
Регистрация

Связь с нами

Топ 10 за неделю

читаемые/ комментируемые
135 В Волгодонске к скверу Общественной палаты на заливе проложат водопровод для полива Сегодня, 4 августа, на берегу Сухо-Соленовского залива состоялось рабочее совещание по вопросу обустройства сквера Общественной палаты Волгодонска. В нем приняли участие заместители главы администрации Виктор Потапов и Сергей Вислоушкин, представители департамента строительства, комитета по архитектуре и, конечно, общественники.

Погода в городе

Стена

Написать на стене
Гость, написал(а):
Воронеж и Цимлянск обязаны отдать долг частному лицу за украденные вещи на рынке из частного автомобиля и оплатить за услуги грузовых перевозок
Цимлянск магазин магнит рынок на набережной обязан оплатить денежные средства долгового обязательства за украденные вещи из частного автомобиля на рынке Цимлянск в размере 200...
Политика

«Правоохранительные органы закончились, остались охранительные» Сторчак, Чичваркин, Гудков о доверии правоохранительным органам

21/07/2020 в 16:49, 349 прочитали, 0 прокомментировали

“Ъ” спросил у политиков, бизнесменов и общественных деятелей, как они относятся к правоохранительным органам.

Сергей Сторчак, советник министра финансов РФ (в 2007 году обвинен в покушении на мошенничество, в 2011 году дело прекращено за отсутствием события преступления):

— Кому точно не доверяю, это следствию. У меня было время, чтобы оценить работу следователей, и назвать ее профессиональной я не могу. Все очень просто: есть работа, и независимо от того, заказ это или что-то другое, либо работай, либо откажись или передай расследование другому, понимая, что никакого нарушения нет.

Но правоохранительные органы разные: есть участковые, постовые работники полиции, есть спецназ, другие честные самоотверженные офицеры на разных постах, их помощь в трудных ситуациях я ощущал много раз.

 


 

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Дмитрий Гудков, политик:

— А они доверяют гражданам, когда хватают всех подряд на пикетах? — Вот и я, по взаимности. Правоохранительные органы закончились вместе с нашими правами и Конституцией, остались охранительные. И от них хочется перейти на другую сторону улицы.

 


 

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

Антон Табаков, бизнесмен:

— Я, наверное, странный и скучный человек: у меня нет никакого опыта общения с правоохранительными органами. Ни положительного, ни отрицательного. Здесь, во-первых, большое значение имеет воспитание. А во-вторых, образ жизни, который исключает экстремальные ситуации. Ну и везение, а может, и что-то еще более значимое.

 


 

Фото: Борис Халфин, Коммерсантъ

Евгений Чичваркин, предприниматель, ресторатор:

— Мент, который сажает на бутылку в Татарстане, очень близок к тому, что задушил Флойда. Есть редкие люди среди них, но в целом вся система выстроена на подавлении. Если над ментом стоит справедливый закон и независимый суд, у него достойная зарплата и уважение в обществе, как в Великобритании, то мент просто вынужден себя вести порядочно.

Но изначально, в глубине своей мальчики хотят ездить на быстрых тачках, иметь стреляющие пестики и сидеть сверху над сверстниками.

 


 

Фото: РИА Новости

Альберт Демченко, трехкратный серебряный призер Олимпийских игр:

— У меня нет поводов для недовольства. Самое главное — не нарушать. Я видел, как люди провоцировали сотрудников правопорядка и наоборот. При конфликтных ситуациях надо уметь разговаривать по-человечески.

 


 

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Ева Меркачева, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы:

— Я доверяю тем профессионалам, которые пришли ловить реальных, а не фейковых преступников. Им сейчас невероятно тяжело, потому что наша система по-прежнему палочная. Невозможно доверять системе, в которой не видят ничего, кроме карьеры.

В СССР при «щелоковской» революции в милицию пришли выпускники с высшим образованием, и сразу снизилось количество пыток. А сейчас такое ощущение, что восторжествовал другой подход — палочно-пыточный. Чтобы получить доказательства, человеку угрожают, манипулируют им или его здоровьем и болезнью, или его близких, угрожают завести дела на жену, детей, родственников. Удар наносится под дых, бьют лежачего — все то, что неприемлемо и недостойно звания мужчины и офицера.

 


 

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Ирина Эльдарханова, основатель и председатель совета директоров шоколадной фабрики «Конфаэль»:

— Существует устойчивая уверенность у предпринимателей в том, что если их бизнес будет кому-то интересен — конкурентам, инвесторам-интересантам,— то с помощью силовых ведомств заказ на них будет выполнен. Я не знаю предпринимателей, которые чувствуют себя в безопасности и уверены, что в правовом поле могут сохранить свой бизнес.

 


 

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Владислав Корочкин, первый вице-президент «Опоры России»:

— За последние пару лет доверие к правоохранительным органам несколько выросло. Уменьшилось количество резких «наездов» на малый и средний бизнес. А вот у крупного бизнеса, наоборот, вырос уровень недоверия. И прежде всего это связано с корпоративными разборками с использованием правоохранительных органов.

 


 

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Борис Зарьков, ресторатор:

— По своим убеждениям я изначально всем доверяю, вообще всем людям на Земле. Я занимаюсь коммерческой деятельностью и раньше периодически происходили проверки, но все было в рамках закона, поэтому у меня не было и нет никаких проблем с органами. С правоохранительными органами, полицией, у меня выстроены определенные коммуникации в плане охраны, и я доверяю им защиту моих предприятий.

 


 

Фото: Зотов Алексей, Коммерсантъ

Наталья Смирнова, независимый финансовый советник:

— Мне повезло, что я общалась с профессионалами и когда была пострадавшей, и когда — подозреваемой. Я обратилась в полицию после того, как мошенники списали у меня деньги с банковской карты. Сотрудники подразделения «К» сработали настолько оперативно, что меньше чем за месяц деньги вернулись, а через год осудили тех, кто был в этом уличен.

Другой случай связан со Следственным комитетом. Мой бывший клиент обвинил меня в мошеннических действиях и присвоении денежных средств. На самом деле это были комиссионные. Могу сказать, что за месяц СК блестяще разобрался в нашем сложном финансовом регулировании.

Группа «Прямая речь»

VDNEWS



Источник:
https://www.kommersant.ru/doc/4423724

Расскажите в социальных сетях:

Также читают:

Сергей Фургал: «Может, и хорошо, что со мной это произошло» Экс-губернатора Хабаровского края в СИЗО завалили кипятильниками, а обеспокоит его молчание женыАрестованный Фургал, узнав о назначении Дегтярева, рассказал анекдот «Мне бы кипятильник и расческу»Был бы журналист, а статья найдется: почему власть «прессует» прессу«Я так рада, что людей не прогоняют»: общественные деятели — о гражданском протесте в Хабаровском краеЛавров сообщил о неготовности европейских стран открыть границы для россиян

Оставьте свой комментарий:

Ваше имя:

Текст комментария:



Код безопасности:

Правила:
Комментарии, содержащие нецензурную лексику, оскорбления или нарушающие законодательство РФ, будут удаляться

Оставленные комментарии:

Комментариев пока нет.